Отзывы людей, принявших участие в наших исследовательских экспедициях


Сергей Е.

"Поездка была просто волшебной. Логистика и организация со стороны организаторов были безупречны. Команда путешественников подобралась отличная. Отдельное спасибо гидам Алексею и Александру. Алексей вообще поразил нас своей компетентностью и увлечённостью. Лично я почерпнул много интересного и полезного из этой поездки, за что очень благодарен руководителю экспедиции - Андрею Жукову, а так же остальным участникам - Инне, Максиму и двум Александрам. В общем, в двух словах, поездка превзошла мои ожидания."

***

Анастасия К., 37 лет

«С яномами мы прожили в общей сложности пять дней, дорога к ним по реке и обратно не в счет, это тема отдельного разговора и о ней можно целую книгу написать. Я когда собиралась в эту экспедицию представляла себе все несколько иначе. По правде сказать я ничего толком не ожидала и это было ошибкой, теперь понимаю. Когда мы высадились возле их деревни, называется шабоно, свалилось ощущение, прямо оглушило, что я попала в какой-то другой мир. И буйная зелень стеной, джунгли, сначала пугающие, а потом заворожившие оказались не при чем.  Внешний вид индейцев, как они двигаются, разговаривают, смотрят создали чувство что они где-то в своем, а не в моем мире. Я спала с ними под одной огромной крышей-навесом, ела руками их еду, пила (и это я!!!) черную воду из реки. Пять дней растянулись наверное на пару недель, точно не меньше по ощущениям. Мне совсем не хотелось уезжать, остаться бы здесь еще хоть на несколько дней. Хоть на денек. Но и те пять дней стали самым сильным переживанием в жизни после рождения ребенка.

Прошло почти полгода, а я до сих пор пытаюсь понять, была ли я там или мне все это приснилось? Возможно, еще вернусь с экспедицией к яномами, хотя хочется еще и к хоти. Каламбур J

***

Александр С., 39 лет

«Восторг! У меня обширная библиотека по этнографии и до экспедиции два раза перечитывал Борисова «Самоеды. От Пинеги до Карского моря» начала прошлого века. Поехал и увидел все сам. Прочувствовал на собственной шкуре. Правильно говорится, пока сам не попробуешь – ничего не узнаешь. Пробуйте, пока есть время. Там настоящая жизнь».

***

Константин К., 44 года

«Одно из самых моих запоминающихся путешествий в Южную Америку. Экспедиция из шести человек провела полторы недели в регионе, который называется Лос-Льянос. Льяносы есть как в Колумбии, так и в Венесуэле, мы были в Венесуэле. Жили на ранчо, местное название hato. По сути огромная территория в несколько тысяч га, частично используемая как животноводческое хозяйство, частично как резерват. Гигансткие разливы равнинных рек и десятки, сотни тысяч птиц. Мы ехали ради наблюдения за птицами. Жили в стационаре, в домиках с кондиционерами и душем, и это оказалось фантастически приятным бонусом из-за постоянно жарящего днем солнца. В столовой hato и питались три раза в день, много мяса в том числе и капибар J, а также салаты. Закрадывалась мысль, что кормят на убой.

Так как наша команда занималась наблюдениями в резервате, то поначалу лично меня несколько смутило, что комплекс из домиков, в котором экспедиция отдыхала, питалась, заряжала аккумуляторы и структурировала наблюдения, населяли кроме обитателей ранчо еще и иностранные туристы. У меня в голове, с детства что ли, экспедиция представлялась мужественной борьбой со стихией и тысячами невзгод. Ну какая же это экспедиция, подумал я, когда мы только приехали. Как-то все цивилизовано. Но должен признать, что некое разочарование от того, что нам не надо проходить и проезжать по двадцать километров в день по саваннам и болотам без остатка растворилось в первую же ночь. Оказалось, что «цивилизация» заканчивается через полкилометра от домиков, а самка оринокского крокодила едва не схватил меня в полусотне метров от изгороди. А промотавшись по жаре и накрутив даже пешком километров двадцать в сутки, мысли о ночевке в палатке, самостоятельном приготовлении пищи и купании не в душе, а в реке вызывали содрогание, хотя я и не прихотлив к бытовым условиям. Купаться в реке и вообще лезть лишний раз в воду расхотелось вообще после того, как мы подманили взрослого самца очкового каймана на обрезки мяса. Он схватил их и поплыл к противоположному берегу. Когда он выбрался на сушу, то от почти килограммового куска остались лишь ошметки – маленькие пираньи сожрали все менее чем за минуту. Вода буквально кипела, и возле головы каймана мелькали красные брюшки прожорливых рыбок.

По факту оказалось, что с туристами мы пересекались всего на несколько часов в сутки. У них было по две экскурсии в день на лодке и на грузовичке, а остальное время они укрывались на ранчо. Да и приезжали они на две ночи. У нас же график был совсем иной. В лагере мы появлялись на сон да на поесть. Просыпались еще до рассвета часа в четыре утра, до завтрака успевали осмотреть ближайшие окрестности, а после на весь день уходили, уезжали в саванну или уплывали на лодке по разливам реки. Иной раз принимали решение не возвращаться на обед и тогда оказывались на базе уставшие, но счастливые только к ужину. Душ, ужин, ледяное пиво, час отдыха и безделья – а потом снова в путь. И куда только усталость девалась. Никто из нашей команды, то есть все шесть человек, не хотел сидеть на месте. Вперед, наблюдать, как охотятся кайманы, как анаконды ловят птиц и тех же кайманов, как огромные водяные клопы-белостомы летают в поисках воды и со всей дури влетают в лоб, привлеченные светом налобного фонарика. Ночью в саваннах и на реке совсем другая жизнь! Тут все кишит жизнью!

Животный мир – словами не передать. От вездесущих капибар, броненосцев, гигантских и древесных муравьедов, опоссумов, клыкастых и шумных бразильских выдр под два метра длиной и даже тапиров до 2,5-метровых кайманов, 4-метровых оринокских крокодилов и анаконд. Наша экспедиция проходила в марте (это самый разгар сухого сезона в льяносах) и все животные собрались у мало-мальских источников влаги. Кайманов находили даже в высохших лужах, где они лежали зарывшись в жидкую вязкую грязь.

Я и вообразить себе не мог, что 24 часа могут быть столь насыщенным событиями. И в таком режиме наша экспедиция провела в саваннах полторы недели. Мысли о том, что где-то есть другой мир, города, суета, бизнес растаяли уже на второй день. А где-то день на четвертый я уже ловил себя на мысли, что прожил среди тысяч птиц и зверей, под гомон свистящих древесных уток и шорох крыльев огромных стай красных ибисов как минимум полгода.

Самое удивительное, что и полутора недель среди этого буйства жизни лично мне показалось мало.

Отдельно хочу сказать о подходе проекта «Исследовательские экспедиции» к полевым исследованиям и организации работы. Это очень сильная фишка ребят, задействованных в проекте. Столь плотного и качественного «изъятия информации» из внешнего мира я ни разу не наблюдал. Сказывается огромный опыт. Мне кажется, что собранные наблюдения, гигабайты отснятого фото и видеоматериала придется обрабатывать в «камеральных» условиях еще полгода.

Большой удачи вам! От чистого сердца! По-человечески, успехов, открытий!»

Дмитрий И., 56 лет

«Еще со студенчества бредил походами и даже умудрился поработать «на лопате» в экспедиции на Камчатке. На Севере тоже был, давно. Студентами ходили в августе на Полярный Урал и тогда тоже заходили в чум к оленеводам. Помню,  сильно впечатлило, как ненцы ловят оленей и как пьют спирт и тут же валятся, и могут проспать часов десять подряд со ста грамм.

И вот решил повторить опыт, правда юношеский запал бегать по горам с тяжеленным рюкзаком с годами поутих. Но интерес к культуре номадов остался. В экспедицию к ненцам собирался серьезно, перечитал все, что нашел в интернете и пересмотрел ролики на ютубе. Но одно дело прочитать, а другое почувствовать на себе. Кто бы мог подумать, что через столько лет я совершенно иначе взгляну на чум кочевников и на них самих. Наконец пойму, хочется в это верить, как они думают, чем живут. Поразительно, в какой гармонии они существуют со своими оленями, которые для них самое большое богатство.

Эта, как говорится не последняя, а крайняя  экспедиция состоялась в сентябре, когда за полярным кругом ненадолго наступает золотая осень. Зрелище фантастическое. Вершины гор уже белые, склоны и тундра, заросшая карликовой березкой сплошь багряная, а редкие лиственницы стоят с желтой хвоей. Ну и морозец с инеем по утрам, и голубика ковром под ногами, и брусника и шикша. Жаль только, что морошку уже не застали.

Планирую повторить опыт зимой в декабре или январе. Хочется к познавательной части добавить каплю экстрима (рассказывают, что бывают морозы до минус 54 градусов)».

***

Олег К., 39 лет

«Самое сильное путешествие за всю жизнь. Сибирская тайга, лодки-долбленки, олени… Словно вдруг перенесся на страницы книги Арсеньева «Дерсу Узала». Все по-настоящему, без прикрас и без фальшивого блеска. Спасибо! Надеюсь, еще пересечемся по жизни».

***

Светлана И., 24 года

«Последние несколько лет меня интересуют камни Ики. Те, на которых выгравированы люди с динозаврами. Официальная наука их не признает и считает подделкой. Захотелось самой попытаться во всем разобраться. Мой молодой человек дал ссылку на предложение отправиться в экспедицию в Перу. В Перу я не была, и меня удивило, что организаторы не включили в свой маршрут основные достопримечательности, ни Мачу-Пикчу, ни Священную долину инков,  ни озеро Титикака. То есть ничего из того, что обычно предлагают туристические компании. Их программа исследований, а это на минуточку 12 дней, была посвящена лишь камням Ики. После общения с «Исследовательские Экспедиции» я поняла, что надо ехать. Бог с ними с инками и Мачу-Пикчу. Они наши современники почти, если смотреть на историю человечества из глубин времен. Что такое 500 лет назад и Бог весть сколько миллионов лет назад?

Что я получила? Почти две недели погружения в древнюю историю Человечества. Общение с интереснейшими людьми, в том числе с внуком доктора Кабреры, который и нашел камни. Работа с коллекцией в музее и выезды в пустыню и на места находок. Настоящая экспедиционная работа. Именно так я и представляла себе современные исследования. Конечно жаль, что не побывала на Мачу-Пикчу. Но в этой экспедиции и не было такой цели».

***

Андрей Ф., 12 лет

«Отец обещал взять меня в настоящую экспедицию. Этим летом мечта сбылась. Мой одноклассник на новый год был в Антарктиде. Но это хоть и называлось экспедиционным круизом, на деле оказалось обычным круизом, пусть и на другую сторону земли. Фотографии красивые, а рассказать ничего не смог. Только как было здорово и круто и какие пингвины смешные, но вонючие. Я думаю, настоящая экспедиция это когда ты что-то изучаешь. И мы отправились на Таймыр на плато Путораны. Я изучал традиции местных аборигенов, эвенков и нганасан, видел их святилища и деревянные старые идолы. Мы ловили рыбу в прозрачных реках, а вокруг повсюду высились горы. У них макушка плоская, как будто ножом срезана. Я готовил уху на костре и даже первый раз был в бане на кордоне. Выходишь из бани, жарко, прыгнешь в воду, а она обжигает. Такая ледяная.  Очень понравилось. Буду ученым этнографом».

***

Олег Д., 38 лет

«В этой экспедиции я нашел себя настоящего. С настоящими радостями, с настоящими удовольствиями. С настоящими ценностями. Настоящими для себя. Понял, сколько в мире вещей, которые на самом деле мне не нужны и без которых я легко обхожусь».

***

Антон А., 46 лет

«До недавнего времени даже не подозревал, что у нас в России есть настолько дремучие места. Попадаешь туда и кажется, что перенесся лет на сто назад. Совсем дремучие. Туда не то чтобы добраться сложно (сложно сложно, еще сложнее выбраться), а сложно почувствовать, что карта – это одно, а реально сталкиваешься с другим. После экспедиции смотрю на карту и думаю, сколько еще мест у нас в стране, в Сибири, куда не ступала нога человека. Нет, местные ходят, но вот из Москвы или других городов… Мы на самом деле ничего не знаем о нашей собственной стране.  А думаем, что знаем. Тут необъяснимых загадок и тайн не на одно поколение исследователей вперед хватит».

***

Мария И., 20 лет

«После экспедиции на Крайний Север с «Исследовательские Экспедиции» надолго запомнила, что «ты» – это не «ты», а «олень». «Я» это не «я», а «суп». Это слова по-ненецки. Еще есть слово «ты», но это тоже не «ты», а «озеро» на языке коми. Еще постоянно слышала слово «пыдар», но и это не то, что вы думаете. Это просто «ты» на языке ненцев. Извиняюсь, что путано, но после возвращения до сих пор не могу очнуться и привыкнуть к обычной жизни. Там так странно все. Полярный день и солнце в 1 ночи, и олени с плющевыми молодыми рогами, как игрушечные. И еще много чего что хочется рассказать родным и друзьям, но они все равно не поймут. Они там не были, а я была. И еще хочу очень-очень».